Почему уйгуров называют «исчезающим народом»?

Незабвенной памяти моего друга Турганжана Имировича Рузахунова посвящается

Друг, раскрывая истину, заставляет плакать, а враг смеяться.

Уйгурская пословица

В последнее время в СМИ, особенно в сети интернет часто появляются статьи, касающиеся уйгуров,  примерно с одинаковыми названиями – «исчезающая нация», «умирающий народ» и т. д. Насколько это соответствует действительности, о каких этнических группах уйгуров, и о каких странах идет речь, и кто в этом виноват? Я, не собираюсь анализировать социально-экономическую ситуацию относительно более чем 20 млн уйгуров, разбросанных по всему земному шару, постараюсь акцентировать внимание читателей на казахстанских уйгурах, которых насчитывается более 300 тыс. человек. Разумеется, о советских, затем о казахстанских уйгурах достаточно много написано, в Алматы издаются газеты на уйгурском языке, функционирует единственный в мире профессиональный уйгурский театр.  Кстате, в Казахстане в  62 школах преподавание ведется на уйгурском языке, из них одинадцать школ являются чисто уйгурскими, остальные смешанные, где параллельно действуют классы с уйгурским, казахским и русским языками обучения. В стране трудятся около 140 докторов наук – профессоров и кандидатов наук – доцентов, а также докторов PhD (философии) уйгурской национальности.

Однако поводом к написанию этой статьи для меня явилось одно обстоятельство и три неардинарных случая.  На одном из встреч с известным казахстанским публицистом и ученым Рабиком Исмаиловым, он рассказал небольшой эпизод, как-то лет 6-7 тому назад, накануне юбелея школы гимназии № 153 имени Адуллы Розыбакиева он решил пройтись по всей улице А. Розыбакиева, заходя в школы, различные учреждения и организации  а, также случайным прохожим задавал один и тот же вопрос:  Кто такой Абдулла Розыбакиев?, и не получил ни одного удовлетворительного ответа, чем был сильно огорчен. А случае были следующие.  Первый случай: на одну из моих лекций опоздала студентка, на вопрос почему, она ответила: я живу очень далеко в нижней части улицы Розы Бакиевой (ул. Абдуллы Розыбакиева). На  вопрос: Кто такая Роза Бакиева студентка не могла дать внятного ответа. Второй случай: На одной из защит бакалаврской выупускной работы (диплома) на тему: Этно-демографическая структура населения города Алматы студент достаточно обосновано доказал,  что в 20-ые годы в Верном проживали таранши (таранчи) и даже были 2 школы  на их языке. На вопрос откуда появился этот народ, ответ был из Центральной Азии, на вопрос остались ли их потомки в Алматы ни студент, ни его научный руководитель не смогли ответить. И наконец, третий случай, когда мой знакомый, человек русской национальности, причем коренной алматинец ошарашил, заявив мне, что понятие не имеет об уйгурах, об  их культуре и происхождении. Я, хочу спросить у уйгурской общественности, также и у себя кто виноват в таком низком рейтенге уйгуров Казахстана?

По моему мнению, возможно я ошибаюсь, вся вина и ответственность в данном случае падает на уйгурскую интеллегенцию, и тогда возникает вопрос: а есть ли вообще интеллегенция у уйгуров? Какая она по качеству, такая же как у немцев, корейцев, чеченцев, курдов и многих других народов Казахстана? Конечно, исключением является элитный этнос – казахи, где ситуация совершенно отличная в силу наличия государственности. С другой стороны,  сложивщаяся ситуация,  я в этом убежден, отражает истинную цену нас с Вами, то есть уйгурской интеллегенции, за ее беспомощность, трусость, слабохарактерность, может быть и за слабоумие. Ведь интеллегенция – это прежде всего (лат. — intelligens знающий, мыслящий) социальная группа, в которую    входят люди, профессионально занимающиеся сложным умственным   трудом и обладающие  для такого труда специальным образованием.  Существование интеллигенции как особой общественной группы связано с официальным разделением умственного и физического труда.  В многочисленную социальную группу интеллигенция превращается лишь  при прохождении определенных этапов цивилизационного роста и   развития хозяйственных  (рыночных) отношений, опосредованного уровнем и качеством мышления по отношению к окружающему миру или  у народов и стран,  не прошедших этой стадии   — в процессе социальных преобразований, что имело место в бывшем Советском Союзе.

То есть интелегенция в любом случае формируется, не только как носитель, главным образом как генератор духовного, культурного интеллектуального  развития. Национальная интеллегенция для вышеперечисленных народов Казахстана, как неотъемлемая часть казахстанской интеллегенции – это своеобразный мозг, без которого этнос не может развиваться. Давайте вместе попытаемся разобраться чем отличается мозговой то есть интеллектуальный потенциал у уйгуров Казахстана, в чем его специфика и особенности. Как любой человек, я не могу быть до конца объективным при решении таких сложных вопросов, поэтому к моим высказываниям прошу относиться критически. Начну с того, что  по числу докторов и кандидатов наук на душу населения уйгуры в Казахстане занимают четвертое место среди этносов  нашей страны, это относительно высокий показатель, если учесть, что среди уйгуров немало ученых, имена которых известны далеко за пределами Казахстана и ближнего зарубежья. Безусловно, к интелегенции относятся также люди не обладающие учеными степенями, если всю жизнь занимаются умственным трудом, обусловленной спецификой их профессиональной деятельности: это инженера, врачи,  педагоги-новаторы, агрономы десятки других профессий, которых отличает креативный тип и стиль мышления. Основа этого была заложена в советские годы и с переменом успехом развивалась  в суверенном Казахстане. Почему – то у большинства  казахстанских уйгуров вошло в привычку под учеными  понимать лишь уйгуроведов – историков, филологов, литераторов и никто против этого не возражает.    К счастью, около 90% уйгуров с учеными степенями это представители естественных наук – математики, сейсмологи, архитекторы, медики, ,  агрономы, биологи, а также экономисты,  политологи, немало признанных талантов в области искусства и культуры, если всех их перечислять, то не хватит времени.  Отношение к ученым у простого народа весьма неоднозначное, в трудные времена выживания, да и сейчас им  не до ученых,проблемы житейские, безработица среди молодежи, высокая плата за обучение не позволяют многим родителям вплотную заниматься образованием своих детей. В своем интеллектуальном развитии большая часть уйгуров Казахстана опираются на традиционные этнические  институты, занимающие важное место в общественной жизни уйгуров – это махалля, структурообразующей конструкцией которой выступают неформальные лидеры жигит-баши, машрапы в основе которой организующею роль играют отуз-огул (букв. 30 парней, мужчин) (в дальнейшем «машрап»), функционируют как носители традиций, обычаев, культурных ценностей, источников формирования общественного мнения и других этнических ценностей на бытовом уровне.  Однозначно, что машрапы это индикаторы сохранения национальной самобытности, и их роль в жизни народа трудно переоценить. В определенной степени это фактор воспитания, развития этических норм, общей культуры поведения с этническим налетом и имеет все основания превратиться в инструмент формирования основ ментальности, интеллектуального роста и развития бытового мышления, таковыми они являлись во все времена.  Вместе с тем возникает вопрос: каким образом адаптировать ценности машрапа к современным реалиям ХХI века. Ответ на этот вопрос требует проведения специальных исследований, поскольку машрапы и интеллектуальное развитие совершенно разные понятия, хотя определенная связь между ними имеется и она опосредована социально-экономическим положением общества и конкретными ситуациями.  Так, в советские годы, начиная с конца 60-х годов прошлого века большинство городских уйгуров предпочитали направлять своих детей в торговлю, сферу услуг, где были высокие заработки, но не в учебные заведения,  а сегодня их дети и внуки расплачиваются за это. Конечно, тысячи уйгуров были заняты в промышленности, строительстве, на транспорте, в сельском хозяйстве и других отраслях экономики, но приоритетными считалась торговля и услуги. Сыграло роль и то, что торговля и предпримчивость заложена у уйгуров на генетическом уровне, но советская торговля, в условиях тотального дефицита не была двигателем прогресса а, приводила к падению нравов и пренебрижительному отношению к интеллегенции, особенно к малооплачиваемым категориям людей умственного труда. Это было характерно для всего советского общества и, уйгуры как капля в море, в силу многих обстоятельств, в большинстве своем не могли противостоять этим негативным тенденциям.

Скорее всего, в силу этих причин у уйгуров Казахстана слабо развит культ науки и образования или попросту говоря за два – три десятилетия он  в значительной степени был уничтожен.

Во-вторых, в последние годы во многих  постсоветских странах пристиж высшего образования также упал, а главное снизилось качество образования, отдельные вузы, какое-то время выпускали владельцев дипломов, а не высококвалифицированных профессионалов, Казахстан в этом плане не был исключением. Причем, в науке липовых специалистов меньше чем в других сферах, поскольку, чтобы стать доктором наук и полным профессором, после защиты кандидатской диссертации, человек минимум два десятилетия проходил жесткий экзамен, ведь его трудами и творческим ростом следили сотни людей.

Несмотря на, казалось бы, относительно большую численность ученых с академическими степенями, подготовленных преимущественно в советское время, уйгурская интеллегенция до сих пор не представляет единство, сформированное на основе казахстанского патриотизма, с определенной долей ответственности за свой народ –  уйгуров Казахстана. Многие русскоязычные ученые – уйгуры в силу особенностей менталитета, слабого знания родного языка, традиций и обычаев дистанцировались от своего этноса. Подавляющая часть казахстанских уйгуров даже не знает об их существовании. Я, думаю, что это первая  ключевая для уйгуров Казахстана проблема, значительно снижающая влияние интеллегенции на рост общественного самосознания. С другой стороны отношение общественности к интеллегенции также не сформировавшееся.  Мне не раз приходилось бывать на различных мероприятиях в различных школах с уйгурским языком обучения, когда после вступительного слова директора школы, первым выступает представитель республиканского культурного центра, после чего слова представляется представителю газеты «Уйгур авази», затем представителям разных общественных организаций, выступающих примерно с одинаковыми по содержанию  дежурными докладами, потом следует целая череда выступлений –местных бизнесменов-спонсоров, жигит –баши, известных аксакалов поселка и только перед завершением мероприятия, если присутствует кто-то из ученых, им предоставляется слово. При этом многие понимают, что ученых с таким высоким  уровнем образования через 10-15 лет практически не останется. Это великолепный урок невежества перед  учащимся школ, чтобы они никогда не занимались наукой и образованием. Спрашивается, какое отношение к людям умственного труда может сформироваться у учащихся, когда ученые  приподносятся как неудачники, и как бы соответствуют широко распространенной в начале ХХ века в Соединенных Штатах Америки поговорке  «Если ты такой умный, то почему такой бедный».  На западе такое отношение к науке давно кануло в прошлое поскольку коренным образом поменялся статус ученых,  в Казахстане  тоже идет к этому.  И становится страшно, если подумать, а может ли быть у такой школы, народа будущее? Не удивительно, что среди народов Казахстана, по этой причине,  только  у уйгуров, широко распространены лжеученые. Это люди далекие от науки объявляющие себя докторами наук или профессорами без всякого на это основания в средствах массовой информации и пытающиеся из этого извлечь выгоду. А ведь среди них есть люди, занимающие общественные должности, но ограниченные в знаниях о законодательстве и правилах присуждения ученых степеней,  они самовольно присваивают себе ученые звания профессоров и степени докторов наук лишь  для повышения своего авторитета среди малопросвященных и забитых  групп населения. Таких людей отличает чрезмерная хвастливость, отсутствие элементарной культуры, высокомерие и неуемные амбиции.  У этой категории людей очень высокая самооценка своей значимости и абсолютное  неприятие критики.   Они-то и отталкивают простой народ от настоящей интеллегенции, создавая о ней ложное представление.  Это происходит лишь в рамках уйгурского этноса и характеризуют подлинное отношение лжеученых и премыкающих к ним  к своему народу, внутри которого они видят и любят только себя. К сожалению, таких людей немало среди руководителей обшественных организаций и они считают себя  «сливками» уйгурской национальности, своеобразной  элитой, выдавливая настоящею интелегенцию из сферы общественной жизни. Заполнив места в  общественных организациях от республиканского до районного культурных центров они пропагандируют азбучные истины, которые по содержанию соответствуют умственному развитию учеников начальных классов, отталкивая от себя интеллектуалов, в первую очередь, мыслящую молодежь. Но парадокс заключается в том, что, буквально за последние годы среди уйгурской молодежи наблюдается повышенный интерес к современным профессиям естественного профиля: математике, инженерным, техническим и медицинским специальностям, все больше становится студентов, магистрантов и докторантов по этим направлениям с хорошим знанием иностранных языков. Интересно, какие взаимоотношения могут сложиться между «сливками» с одной стороны и творческой молодежью с другой. Отрадно, что многие родители, начиная осозновать роль востребованных специальностей в судьбе детей идут на большие расходы, направляя детей на учебу в пристижные казахстанские и зарубежные  вузы. Важно, чтобы этот процесс превратился в тенденцию. Другое дело, что после завершения обучения эта талантливая молодежь не всегда находит работу или с трудом устраивается не по специальности. Но это уже проблемы государства.  Конечно, уйгурская интеллегенция в силу перечисленных причин не может повлиять в процессы, которые от нее не зависят. Но выступать на страницах газет, сети интернет, в своих публикациях на страницах журналов с аналитическими статьями и оценкой происходящих событий  она могла бы.  Ведь жизнь преподносит нам много возможностей, которыми  должны бы воспользоваться представители интеллегенции, чтобы грамотно отразить суть происходящих процессов интеллектуального всплеска, сделать их достоянием широкой общественности, особенно молодежи, но это у нас почему-то не получается.

Так, в конце прошлого года  я был свидетелем освещения события, которое происходило в стенах школы-гимназии № 153. Это была встреча студентов КазНУ им аль – Фараби с будущими выпускниками, причем прошла она на высочайщем уровне, когда студенты и выпусника продемонстрировали уменье мыслить, анализировать ситуацию в университетах, в выборе специальностей. Студенты и учащиеся показали, что очень серъезно относятся к проблемам своей судьбы, особенно те ребята, которые хотели бы выбрать сложные и востребованные специальности программистов, врачей и экономистов, причем не только в ВУЗах Казахстана, но и в других странах. В своих выступлениях они демонстрировали, прежде всего, свой ум, интеллект, свое отношении к будущей професии, причем с оценкой перспектив карьерного роста. Среди студентов были бывшие выпускники ШГ №153, а ныне студенты 3 курса КБТУ и КазНУ, самостоятельно добившиеся грантов для продолжения обучения в Великобритании, рассказали как это им удалось. Профессора и доценты КазНУ  были в восторге, что такое мероприятие организовано именно в уйгурской школе. По простоте своей души, я думал, что все это отразится   в газете «Уйгур Авази», тем более, что освещать данное событие было поручено Аюпову Шамшидину – кандидату наук, одному из самых продвинутых сотрудников газеты, которого лично я глубоко уважаю за его талант и мастерство. Каково было мое удивление, когда я прочел его сообщение об этом мероприятии  в 2-3 строки, сухим и формальным языком. прозвучавшееся как насмешка. Эту публикацию читатель может прочесть  в номере за ноября 2017 года. Также у меня притензии к Шамшидину, как кандидату наук, другим сотрудникам газеты это простительно, он почти не соблюдал в своей короткой заметке субардинацию между профессором и преподавателем, доцентом и профессором, чем обидел многих наших профессоров.  О профессиональном уровне  газеты «Уйгур Авази», а это лицо народа нет однозначного мнения. Одним газета нравится, другие не довольны низким уровнем публикаций, третьи вообще равнодушны, такая ситуация характерна для всех газет на каком бы языке они не издавались, угодить всем читателяи невозможно. Безотносительно к  профессиональному уровню сотрудников редакции, хотелось бы высказать свою точку зрения, которая заключается в том, что у народа с низким уровнем образовательного потенциала, бытовой и общей культуры, находящегося в условиях интеллектуального вакуума не может быть «сильной» газеты, и в этом редакция не виновата. Было бы удивительно, если бы «Уйгур Авази»,  была бы высокоинтелектуальной, содержательной, поднимающей острые проблемы газетой, хотя такое стремление имеется. Нередко, читая газету «Уйгур Авази» складывается впечатление, что издательский коллектив незнаком, а может быть и не знает, что в Алматы выпускается десятки газет на казахском, русском языках и есть у них чему поучиться. Чувствуется, что в целом хорошие ребята, но давно перестали работать над собой. Им необходимо бы пройти стажировки на факультете журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, или других крупных международных центрах и получить настояшее высшее журналистское  образование на курсах повышения квалификации работников СМИ. Разумеется, это не в их силах, здесь нужна помощь государства, бизнеса и общественности. Становится обидно за этих одаренных и умных ребят, видя как они постепенно превращаются в «прислугу» тех, кто называет себя  «сливками» уйгурской общественности.

Было бы не справедливо не отметить среди интеллегенции скромных, известных в своими научными достижениями во многих странах ближнего и дальнего зарубежья ученых-уйгуров, высококлассных профессионалов, таких, как доктор экономических наук, профессор, директор института мировой экономики и международных отношений Арупов Акимжан, который будучи проректором университета «Туран» оказывал и продолжает оказывать огромную  помощь в развитии талантливых и одаренных студентов Казахстана, включая уйгурскую молодежь. Такого же внимания заслуживает доктор филологических наук, профессор, член –корреспондент РАЕН, главный научный сотрудник института языкознания Хамраев Алимжан, на протяжении многих лет отстаивающий интересы школ с уйгурским языком обучения, Руслана Арзиева – кандидата филологических наук, который практически воплощает инновационные методы изучения уйгурского языка в школах и вузах страны.

Буквально 2-3 года тому в здании посольства Российской Федерации состоялась презентация книги «Моя Кашгария» теперь уже известного казахстанского писателя, уйгура по национальности Исмаилжана Иминова. Уникальность этого художника заключается не только в высоком уровне его творчества, это отдельная тема разговора, а в том, что он пишет на профессиональном литературном русском языке, хотя блестяще владеет казахским и уйгурским языками. Он уже издал более 7 серъезных литературных произведений, и они с успехом прошли презентации в Астане, Кызылорде и многих других городах Казахстана и России. Благодаря этому сотни тысяч, а к сегодняшнему дню возможно миллионы русскоязычных читателей во всем мире узнают об уйгурах, их истории, культуре, проблемах. Разумеется, он не первый кто пишет на русском языке, но единственный, кто поднял имидж уйгурского народа в аспекте его интеллектуальной самобытности на  уровень, вызывающий огромное уважение и восхищение к  народу и писателю, благадоря потрясающему мастерству Исмаилжана расскрывать в уйгурском народе  истоки и философию человеколюбия в самом глубоком и высоком звучании этого слова.  Это не его вина, что он опоздал лет на 50, иначе бы имидж уйгуров во всяком случае в русскоязычном мире был бы на несравнено выше.

Также следует  отметить известных в стране и за рубежом предпринимателей, которые в рамках существующего законодательства оказывают неоценимую материальную и моральную помошь населению, в частности школам. Я имею в виду, прежде всего, Кузиева Дильмурата, Шардинова Ахметжана, Мамединова Ваккаса, Ушурова Абдуллам, также к их числу можно отнести человека, типичного представителя среднего, а может уже крупного бизнеса, который на протяжении многих лет, первоначально будучи председателем Бостандыкского культурного центра постоянно во многих случаях неся расходы из собственного кармана организовывает праздники «Наурыз», юбилеи уважаемым людям, встречу нового года, помощь школе в поселке СМУ 15, где около 10 % учеников  уйгурской национальности компьютерами и учебным оборудованием. Я говорю о Карлине Махпирове, также неравнодушного к судьбе своего народа. Но, к сожалению, деятельность таких людей держится на их собственном интузиазме, материальных возможностях и не превратилась в постояно действующую систему с эффективным механизмом управления. Так, в свое время в ОО «Инаят»,  это  детище Турганжана Имировича Рузахунова ежемесячно организовывалось финансирование в среднем в размере 2-3 и более млн тенге в месяц и направлялось, преимущестенно в школы, для строительства спортивных комплесов в различных регионах Алматинской области, для нужд детей инвалидов и т.д. Спонсоры, а это были представители малого и среднего бизнеса, предлагали свою помощь от имени ОО «Инаят» в соответствии с разработанным  ОО «Инаят»,   планом, причем ни одна тиинка в ОО «Инаят»,   не поступала. Сам механизм был прост и надежен и держался на совести и доверии, который может появиться только по достижению этносом высокого интеллекуального уровня. Турганжану Рузахунову это удавалось и, думаю, что среди предпринимателей, такие как Карлин Махпиров или его единомышленники благадаря опыту, авторитету среди населения и бизнесменов реального сектора экономики, и главное тому, что проблемами своего народа они занимаются большую часть своей сознательной жизни в силах реанимировать экономический механизм содействия процессу интеллектуального роста казахстанских уйгуров. И это вторая ключевая проблема, которую надо решать в системном и инновационном ключе, привлекая специалистов профессионалов из представителей общественности и бизнеса.

          При таком подходе к рассматриваемой проблеме возникает пожалуй самая сложная третья ключевая проблема: каким образом объединить усилия ученых-уйгуров и руководить их работой? Идеальным вариантом явился бы Республиканский этнокультурный центр уйгуров Казахстана. Примером организации такой  работы могла послужить «Ассоциация немцев Казахстана»  99% состава которой представлена учеными- интеллектуалами, тогда как в уйгурском культурном центре все да наоборот, многие члены правления понятия не имеют о необходимости  развития  новой генерации интеллегентов для суверенного Казахстана и вряд ли их можно в этом убедить. Такая ситуация сложилась не вчера, а более  20-25 лет тому назад, когда ученые – члены правления Республиканского этнокультурного центра уйгуров Казахстана получили статус людей 2 и 3 сорта в соответствии с их материальным положением и менталитетом уйгуров. К сожалению, такая ситуация продолжает сохраняеться и по сей день, хотя материальное обеспечение большей части ученых Казахстана в корне изменилось в лучшую сторону. Тем не менее, нельзя умалять роль Республиканского этнокультурного центра уйгуров Казахстана, который за последние годы начинает меняться и проводит огромную работу: презентацию профессиональной уйгурской культуры – песен и танцев, национального фольклора, особенностей уйгурской кухни, произведений таланливых художников в области изобразительного искуства и, с достоинством выполняют представительские функции  в Ассамблее Народа Казахстана, а также пропагандирует культуру уйгуров практически во всех регионах Казахстана, последнее заслуживает особого внимания. Но тем не менее решение проблем развития интеллектуального потенциала народов  Казахстана и сохранение их  как этносов возможно только в рамках государственных программ   развития и управления интеллектуальным потенциалом всей страны, что означает   создание условий для развития  умственной деятельности, как отдельного человека, так и общества в целом, путем законодательного обеспечения прав на творческую деятельность и его защиту. А эта задача переходит рамки и функции АНК и может осуществляться только под эгидой МОН РК. Этими причинами объясняется тот факт, что группа ученых организовала ОО «Идряк» (Интеллект), основная цель, которой творческая работа с учащимися средних школ и студентами вузов, независимо от их национальности. В настоящее время «Идряк» официально зарегистрирован, в его составе 35 ученых, многие из них являются гордостью казахстанской науки, внесшие огромный вклад в развитии науки в нашей стране. Инициаторами создания этой общественной организации явились ученые – уйгуры, но состав его многонациональный. Основная цель «Идряка» содействовать повышению качества образования в средней и высшей школе. Критерий отбора учащихся, которым будет оказываться помощь – способности и талант детей – казахстанцев, ради которых и создан  ОО «Идряк».

Также в настоящее время мы работаем над программой, включающей чтение тематических лекций членами «Идряка» по своим специальностям для школьников и населения, аналогично обществу «Знание» в советское время, координируя свою работу с департаментами образования различных уровней. В сфере такой деятельности будут охвачены школы, как  с уйгурским, так и казахским и русским языками обучения, поскольку среднюю школу надо рассматривать в единстве, независимо от языка обучения. Хотелось бы добавить, что состав «Идряка» специфичен и здесь представлены  ученые профессионалы высокого класса, долгое время возглавлявшие научно-исследовательские институты, ведущие университеты, факультеты и кафедры, а также длительное время занимающиеся проблемами науки и образования, и нет необходимости ими руководить из каких-то общественных структур. Для нас важно снять психологические баръеры между учеными и учащимися и создать атмосферу творчества и созидания.  Именно поэтому устав  общественной организации «Идряк» предполагает неформальные отношения между учащимися средних школ и крупными учеными, разрушения баръеров, обусловленных официозом, развития взаимного доверия, создания атмосферы доброжелательности к школьникам,  что особенно важно для формирования высокоинтеллектуального креативного общества в нашей стране. Все услуги учащимся будут представляться бесплатно. Мы открыты для всех, кто поддержит нас в нашей работе. В этом мы видим свой долг перед нашей  Родиной Казахстаном и постарамся внести свой вклад в преврашении науки и образования в составную и неотделимую часть социально-экономической системы страны. Это одно из немногих направлений, когда человеческий ум, а, Альберт Энштейн говорил: «Если проблема не решается надо переходить на более высокий уровень мышления» может спасти от исчезновения не только уйгуров, но и все человечество на фоне возможного геополитического передела мира с непредсказуемыми последствиями.

Надыров Шерипжан Марупович –

– действительный член Европейской ассоциации географов – ЕВРОГЕО – действительный член Европейской ассоциации географов ГЕОМЕД

-почетный зарубежный член Ассоциации Российских Географов Обществоведов(АРГО)                                                                                   

 член экспертного клуба «Урал- Евразия» (Уральский Федеральный Университет им. Ельцина Б.Н. Екатеринбург, Россия)                                 

-эксперт ОБСЕ по проблемам межконфиссиональных отношений в Центральной Азии                                                                                     

-член Казахстанского Национального комитета по глобальным геопаркам ЮНЕСКО при Национальной комиссии РК по делам ЮНЕСКО и ИСЕСКО     

 -доктор географических наук, профессор                                                           

Автор более 200 научных работ, опубликованных в 21 стране мира, подготовил 20 кандидатов наук, 1 доктора наук, 2 докторов философии и более 120 бакалавров и магистров.                                                                                    

 

Вице – президент ОО «Идряк» Надыров Шерипжан Марупович